June 7th, 2009

Chua

Воспоминания о доисторическом: No1

Тут как-то пришлось пересечься со старыми знакомыми. Точнее они не совсем старые, а очень даже моего возраста. Ну в общем речь идёт о тех трёх четвертях моей жизни которые я провёл в городе-на-Волге Куйбышев (одноимённой области), ныне - Самара (одноимённой же области). Короче, решился я начать серию (почти мемуарную) россказней про собственную боевую молодость.

Итак байка номер один - КуАИ. КуАИ - это такой ВУЗ в котором училось множество ныне известных людей, а также имел счастье провести студенческие годы и скромный автор этих строк. С КуАИ в городе-на-Волге связано многое, в том числе знаменитый (в своё время) Грушинский. Как-никак Валера Грушин был студентом этого института, да и большинство организаторов первых фестивалей были из той же тусовки. Так вот какую байку нам рассказал лектор по какой-то околокомпьютерной специальности. У авиационного института был специальный сокращённый адрес в системе телеграфных сообщений - в виде слова "АИСТ" (как DNS). И вот как-то группа студентов-туристов зависла больше запланированного в глухих таёжных местах. Понимая, что к началу учебного года им не успеть они с горем пополам добрались до ближайшей деревни где был телеграф и отправили телеграмму следующего содержания: "АИСТ ПРОРЕКТОРУ. Задерживаемся районе %%%%% возвратимся %%%% сентября". А поскольку телеграммы отправляли из этого медвежьего угла по радиосвязи (голосом), то на центральном телеграфе сей опус был бдительно "зарезан", ибо начало звучало в точности как шпионская шифровка.

(навеяно передачей "Что? Где? Когда?" - вопрос про деревенское приспособление для отправки СМС).

Продолжение следует...
evil jew2

Воспоминания о доисторическом: No2

Итак вернёмся в далёкие 70-е годы, хотя зачем? Давайте сразу замахнёмся на послевоенный Куйбышев, - в 70-е ещё успеем. И поговорим мы о "Пининой ложке". Итак, в город-на-Волге были в своё время эвакуированы большой театр, правительство и многие военные заводы. Туда же второй волной (первая была после революции) понаехали граждане одной проблемной национальности. Как раз после войны товарисч Сталин решил разрулить ситуацию по накатанной схеме - свезти всех под одну гребёнку в далёкие сибирские края и устроить шоу на выживание. А тем временем в Куйбышеве жил некто Пиня. Его имя стало нарицательным, потому что он имел характерную привычку всё своё носить с собой - изо всех карманов что-то торчало, свисало и т.д. Был он человеком больным, но не слабоумным. Жил Пиня при синагоге, питался по очереди в семьях прихожан и при этом никогда не путал по каким дням к кому надо идти. Всем жителям Куйбышева-Самары известна неприятная история когда Пиню забрали в одно серьёзное учреждение и начали там активно шить дело из материала заказчика. Пиня был объявлен шпионом, но судя по всему в серьёзном учреждении работали не только дуболомы и Пиню отпустили. О степени нарицательности понятия "ходить как Пиня" говорит тот факт, что в начале 90-х я услышал этот оборот из уст одного из инженеров ОНИЛ16 (где я подрабатывал старшекурсником-лаборантом).

Казалось бы, при чём тут 70-е годы? А вот при чём - одним из семейств в которых Пиня питался "по расписанию" была семья моего прадеда. Во время одного из таких визитов Пиня слямзил красивую десертную ложечку в форме ракушки. Времена были суровые, столовые приборы были наперечёт (да и ложечка приметная) и кража быстро обнаружилась. Мой прадед его стыдил-стыдил, Пиня упорно всё отрицал, но в конце концов вернул злополучную ложечку. Таким образом ложечка осталась в семье - она так и называлась в домашнем хозяйстве "Пинина ложка". Нам с братом родители поведали историю про эту ложечку ещё в детстве (в 70е годы) - как семейную легенду. А сейчас ложечка хранится в доме-музее у моих родителей в столице нашей родины городе-герое Ершалаим и эту майсу рассказывают уже следующему поколению - моим племянникам.

Продолжение следует...