June 8th, 2009

Chua

Воспоминания о доисторическом: No3

Вернёмся на какое-то время в КуАИ и поговорим о гримасах технического прогресса. Как и все студентам нам полагалось изучать всякие обязательные технические предметы - черчение, сопромат и т.д. Один из таких "общеобразовательных" предметов был ТОЭ (теоретические основы электротехники) - предмет прямолинейный и незамысловатый, если освоить закон Ома, ТФКП и элементарную математику.
Вёл его ныне покойный В. Д. (кстати, однокашник моей тёти). И была у него страсть к техническим новшествам (вполне логично связанная с преподаваемым предметом). Так в его лекционном классе была установлена революционная по тем временам система телевещания - над столом преподавателя висела "мордой вниз" настоящая телекамера (что само по себе было круто для конца 80-х), а по аудитории были развешаны телевизоры, на которые и транслировалось всё демонстрируемое на столе. Довольны были все: преподавателю не надо было бегать у доски с куском мела, более того, - не надо было даже что-то рисовать - всё было нарисовано в его персональных "слайдах"; студентам же не надо было выцеливать с задних рядов аудитории очередную формулу - всё было перед глазами на экране.

Но, как известно, нет предела совершенству, и поэтому на нашем потоке зародился тайный сговор лектора и старосты потока - всем скинуться по N-й сумме и размножить "слайды" лекций персонально каждому студенту на семестр вперёд. Народ сиё предложение естественно поддержал, но по завершении технической части замысла возникла парадоксальная ситуация - студентам стало западло ходить на лекции! Посещаемость лекций настолько упала, что инициативный лектор получил втык от деканата и с тех пор мы выпали из обоймы технического прогресса вернувшись к старым добрым рукописным конспектам.

Ну и напоследок маленький штрих про защиту диплома. Дипломные работы в те далёкие времена народ писал от руки: на печатной машинке дорого и долго (да и переправлять задолбаешься), а принтеры тогда были чем-то вроде космической техники. И только мой дипломный проект был гордо отпечатан спец-шрифтом на принтере в филиале РАН (где я собственно и делал диплом). Естественно, я не удержался и вставил в текст традиционный прикол про "деревянные болты", хоть и в иной формулировке - по-любому членам комиссии гораздо тяжелее найти подобные "пасхальные яйца" среди ровно отпечатанных строк. Прикол состоял в том, что проект посвящён трехмерной графике, а весь раздел "охраны труда" на полном серьёзе строился вокруг вычисления размера и скорости мелькания текстового курсора.

Продолжение следует...
Chua

Воспоминания о доисторическом: No4

О компьютерных играх.

Компьютерные игры, можно сказать, стали основополагающим фактором в выборе моей будущей специальности. Как и все абитуриенты, я пришёл на день открытых дверей в 1й корпус КуАИ, служивший базой для администрации института и 6-го "компьютерного" факультета. Между прочим, напротив располагался корпус областной психбольницы, называемый согласно тогдашнему фольклору "7-й факультет". Так вот, единственным факультетом у секции которого массово толпились потенциальные студиозусы был конечно 6-й, ибо там стояли два компьютера ДВК, на которых довольные старшекурсники азартно резались в графическую компьютерную игру. Это был просто фурор. Естественно, я подал документы на 6-й факультет и, естественно, на самую "компьютерную" специальность. Про компьютеры я не знал тогда абсолютно ничего (если не считать погибшего в результате вскрытия карманного калькулятора) - в школах этому не учили, а в быту их просто не было, поэтому мой низкий поклон нашему преподавателю по программированию В.П. (тоже кстати из Грушинской тусовки) вдохнувшему в "нулевых" первокурсников это священное знание.

Позже, будучи матёрым старшекурсником, я подрабатывал в ОНИЛ16 инженером-полставочником в компании ещё нескольких "продвинутых" программеров. Нас наравне держали штатные инженера-программисты и приобщили к таинству компьютерных игрищ на рабочем месте. Поскольку ДВК для серьёзной работы не годился, в лаборатории всё базировалось на так называемых СМ-ЭВМ (то есть скоммунизденной у буржуев со всеми потрохами архитектуре PDP-11). Через несколько лет на той же технике, между прочим, вели телеметрию знаменитого "Бурана", но это совсем другая история. На СМ-ках было три игры - одна "интеллектуальная", и две "аркадные". В аркадные "Марс" и Packman инженерам играть было западло, поэтому все налегали на интеллектуальный "тетрис". И вот какую историю я подсмотрел в лаборатории. Один из отцов-наставников И.П. был жуткий приколист - невозможно было без смеха слушать даже его повседневную речь, так она изобиловала прибаутками и самодельными неологизмами. И вот этот товарищ запустил "утку", что получивший в "тетрисе" более 50 тысяч очков удостаивается супер-приза. Какой спрашивается может быть супер-приз в игре на монохромном текстовом мониторе? По легенде это должен был быть американский флаг. И один из инженеров повёлся на сию провокацию поставив перед собой цель достичь злополучных 50 тыщ (а заодно посрамить автора мифического "рекорда"). Беда состояла в том, что играли тогда как в реальной жизни - ни сохранения игры ни даже "спящего режима" не было - на ночь лаборатория обесточивалась! Мой личный рекорд был где-то в районе 25-30 тыщ, а опытные "тетрисоводы" могли дойти и до 40, но и это достигалось неспортивным переводом компьютера в режим остановки вывода. Долго ли коротко, несмотря на все трудности жертва розыгрыша достигла рекордного счёта и с удивлением обнаружила, что никакого приза ей не выкатили. Возмущённый дядька поставил экран на паузу и притащил шутника для демонстрации. На что шутник невозмутимо сказал - ну как же, вот тебе 50 звёздочек (по одной за тысячу очков) и полоски на игровом "стакане"!

Чуть позже мне довелось сочинить собственный язык программирования (на базе СМ-овского макроассемблера) и забубенить на нём игрулю покруче Pacman - со случайными лабиринтами на каждом уровне, со стратегией и т.д. но это уже совсем другая история.

Продолжение следует...
Chua

Воспоминания о доисторическом: No5

О студенческой практике.

Сразу после поступления все первые курсы забрали "на картошку". Это сейчас наверное трудно объяснить, зачем и по какому праву будущие Королёвы должны копать мёрзлую землю и грузить апельсины бочками картошку мешками. А тогда меня отмазала только справка о реальной болезни. И вот наравне с остальными "освобожденцами" несколько недель я сидел в помещении бывшей приёмной комиссии и натурально "шил дела" - мы подшивали в личные дела поступивших поданные документы. Там я узнал две важные вещи в жизни: первое - наши с трудом заработанные 10-летним трудом аттестаты безжалостно дырявят в трёх местах чтобы подшить в дело. Это был реальный шок. А второе - значимость КуАИ как ВУЗа и Куйбышева как города. С нами шил дела новообретённый королёвец Закирджон из Таджикистана. На наивный вопрос, накой он сюда припёрся, Закирджон безо всяких экивоков поведал, что в его родном ареале обитания без взяток нельзя поступить ни в какой ВУЗ!

Летняя практика после третьего курса ознаменовалась тем, что нас придали АХЧ - то есть всеинститутскому завхозу. Чем же занималась дружная кампашка будущих компьютерщиков? Всё было как в армии - нам раздали по кувалде и поставили задачу раздолбать проржавелый остов бывшего автобуса непонятно как завалявшегося на территории интститутского кампуса. Более удачного способа разрядить энергию терминаторов клавиатурного труда невозможно было и придумать.

Одна из последних летних практик планировалась на номерном заводе - кто-то из областного начальства, прочитав название нашей специальности, почему-то подумал, что из нас выйдут классные программисты станков с ЧПУ. Прямо на проходной нас со смехом завернули и несчастный деканат рассовал свалившихся на него безработных по кафедрам. В результате мне привелось подежурить пару раз в подвале одной необычной лаборатории где день и ночь на специальных станках испытывались на динамическую прочность образцы авиационных деталей. Впрочем самым запоминающимся было направление в лабораторию ЕС ЭВМ. Компьютеры были отстойные, работа не интересная, но там я отточил хакерское мастерство до совершенства - только к концу практики тамошние обитатели поняли, что не сообщили мне пароль от входной двери. На вопрос, а как же до сих пор удавалось проникать в лабораторию, я продемострировал способ взлома кодового замка при помощи линейки-транспортира - язычок замка безболезненно отодвигался небрежным нажатием любого тонкого предмета.

Продолжение следует...
Chua

Воспоминания о доисторическом: No6

О разносторонности образования.

Вам приходилось учиться в ВУЗе разбросанном физически по городу? КуАИ имел в те времена по меньшей мере три обособленных кластера из учебных корпусов - 1-й корпус на Самарской (напротив психушки), корпус электротехнического 5го факультета на Ульяновской и неимоверное скопление корпусов и общежитий на Московском шоссе. А теперь представьте как выглядело расписание занятий разбросанных по разным корпусам... Мне до сих пор (спустя почти 20 лет) снятся кошмары о лекции в другом конце города.

Впрочем речь пойдёт не о физической разносторонности, а об экзотических предметах которые изучали нынешние бухгалтера (тогдашние студентки) и айтишники (соответственно-парни). Помимо механики, черчения и сопромата где-то в районе 4 курса нам поставили один семестр (==зачёт в сессию, а не экзамен) "двигателей летательных аппаратов". Вёл этот предмет очень интересный дядька, несомненно профессионал в своей области, но тема была настолько туманна, а большинство факультета составляли бывшие школьницы-отличницы, так что мужик наверняка старался впустую. Единственное, что хоть немного могло расшевелить спящую аудиторию, это его коронное пренебрежение аллюзиями в описании сопла двигателя: "градиент температур в сопле", "посмотрим, что у нас движется в сопле", "а о сопле поговорим после перерыва", ну и так далее. Как профессионалу ему было не понять наше низменное стремление увидеть в этих фразах, пардон муа, "соплю". К моему счастью всех не-компьютерных преподавателей посылали на внутренние курсы компьютерной грамотности, причём мне (как продвинутому старшекурснику) было поручено проведение лабораторных работ у этих самых преподавателей. Так что зачёт по двигателям ЛА проходил у меня предельно просто - я объяснял лектору как работает его программа на Fortran-е.

Ещё приятно вспомнить нашего лектора по Марксистско-Ленинской Философии. Помимо характерной внешности и картавости он имел неизгладимое отчество "Израилевич", кое и служило ему кличкой в студенческой среде. Впрочем и фамилия у него была достаточно подходящая на роль кликухи, но её мы тут упоминать не будем. Израилевич демонстративно выделял наш факультет среди остальных - троек не ставил в принципе. К тому же предмет его имел к нашей специальности (как и ко всему ВУЗу) столь далёкое отношение, что стимула слушать казалось бы не должно было быть. Но тем не менее, лекции Израилевича я запомнил надолго и применяю натурально в повседневной жизни, столь доступно и убедительно он изложил "главную науку человечества". Снимаю шляпу.

Продолжение следует...