coolwolf0 - Северный наблюдатель (coolwolf0) wrote,
coolwolf0 - Северный наблюдатель
coolwolf0

Невыдуманная история - Дядя Хаим

Дядя Хаим - это дядя моей жены, который искал своего двоюродного брата (моего покойного ныне тестя) всю сознательную жизнь. В далекие 90-е, во время массового отъезда евреев из СССР, он даже раздобыл какой-то секретный телефон “справочной” знаменитого в узких кругах “Бюро по связям” и шерстил через них списки приезжавших чуть ли не каждую неделю. Благодаря относительно редкой польско-еврейской фамилии вероятность точного попадания была очень высока, но статистика “больших чисел” не помогла - найти своего российского родственника он смог только лет 5 тому назад (когда тесть уже был сильно болен и передвигался в инвалидной коляске) и навещал его до смерти тестя, два года тому назад. В этот раз дядя Хаим был у нас в гостях по радостной причине - выходила замуж внучка его двоюродной сестры (тоже ныне покойной). Как человек, приехавший в Израиль много лет назад, он путает русский с польским, часто вставляет отдельные слова на иврите, да и по-русски порой выражается не совсем понятно. Сегодня, за утренним кофе, зашел разговор про родителей и он, как бы невзначай, рассказал историю своей матери. Имена участников этой истории записаны по памяти - рассказ был длинный и сбивчивый, поэтому за точность именно этой детали ручаться не буду. Тем не менее, факты я запомнил очень явственно.

Начнем с того, что у дяди Хаима есть старший брат (сводный) - он родился за 18 дней до начала войны. Дело было во Львове, который в тот период был вполне себе польско-украинским городом, безо всякой примеси русских (да и откуда им тогда было появиться в тех краях). Народ селился обособленно в трех примерно одинаковых по размеру секторах города - польский, украинский и еврейский. С приходом немцев украинская “улица” охотно предоставила оккупантам кадры полицаев. А когда началась подготовка к “решению еврейского вопроса” в данном конкретном населенном пункте, то украинские полицаи составили практически 90% от участников “акции” - немцы только осуществляли координацию и планирование. Мать Хаима - Эстер, вместе с новорожденным Фредди (так зовут его брата), осталась одна - её муж вместе с шурином подался в бега на восток, под предлогом добровольного призыва в РККА (как оказалось позже, он попал в лагеря НКВД и совсем забыл про свою семью). В день, когда еврейскому населению было предписано собраться для какой-то туманной цели (сейчас-то мы знаем какой), она, вместе с сестрой Двойрой шла между шеренгами украинских полицаев, реденько разбавленных офицерами SS. У обеих на руках были грудные дети, обе видели и слышали одно и то же, но Эстер оказалась более наблюдательной и хладнокровной - она расслышала впереди непрекращающиеся пулеметные очереди и решила потихоньку сбежать. Двойра не прислушалась к предостережению сестры и разделила судьбу сотен тысяч расстрелянных Львовских евреев. Эстер, воспользовавшись случайным замешательством полицаев, неторопливо отделилась от колонны и спокойно направилась прочь. Немецкий офицер, заметивший такое безобразие, привычно скомандовал по-немецки “Verfluchtige Jude! Halt!” (немцы знали, что евреи понимают немецкий). Но Эстер хладнокровно шла дальше, делая вид, что к ней это не относится. Немец в ярости помчался за ней и что есть силы огрел по спине стеком. Она упала, прижимая ребенка к себе, но ничем не выдала свой страх - просто удивленно смотрела на него и больше ничего. Попытки немца объяснить ей, что её место в строю ни к чему не привели - она только удивленно хлопала глазами (любая другая еврейская мать совершенно искренне начала бы бессмысленные уговоры “господина офицера”). Эсесовец “понял, что ничего не понял”, подозвал полицая и тот повторил приказание на смеси польского и украинского - марш в строй, жидовка. На что она ответила на чистом украинском языке - я украинка, пришла попрощаться с соседкой. Недоверчивый полицай переспросил, где же живёт эта “украинка” и она назвала улицу в украинском “секторе”. Вообще-то она сильно рисковала, так как полицай мог быть из того же квартала и запросто раскусил бы её подлог, но на её счастье обошлось. Полицай как мог изложил немцу суть дела, но тот был тёртым калачом - сейчас, говорит, проверим, какая она “украинка” и уверенным жестом стаскивает с ребенка пеленки - проверить, не обрезан ли он. Но так получилось, что Фредди при рождении был слабым, поэтому на 8й день обрезание ему не сделали, а на 18й уже началась война и было не до этого. Немец с разочарованием сказал - дуй отсюда пока я добрый, а то пойдешь вместе с этими жидами. И снова хладнокровие не подвело смелую женщину - она не рванула “с места в карьер”, а терпеливо дождалась перевода из уст полицая, и только после этого неспеша пошла прочь. Идти в город ей было бессмысленно - даже малые дети охотно сдавали “жидов”, поэтому она двинулась на восток в смутной надежде как-то пробраться на неоккупированную территорию (она не могла тогда знать, как далеко ушел фронт). Останавливалась всегда в селах (в городах власти были более организованны), ища самый богатый дом (дом старосты). Назубок отбарабанивала сочиненную для таких случаев “легенду” - при советской власти попала под арест, сейчас без денег и документов добираюсь на родину, на восток. Благодаря светлым волосам и безукоризненному украинскому языку ей удавалось обмануть бдительность самых главных представителей властей в селах - старост. Да и кто подумает, что “нелегалка” сама пойдет в такой дом? Один случай был особый - зима, мороз не меньше 20 градусов, метель - всё это застает её в чистом поле в одном платье, с ребенком на руках. Как она добралась до жилья - сама не знает. По отработанному сценарию стучится в самый богатый дом, но хозяйка не хочет её пускать, так как “без мужа не хочет решать подобные вопросы”. Бедная женщина подставляет ребенка под щель между порогом и дверью, чтобы выходящий теплый воздух хоть как-то его обогрел, а сама подпирает его своим телом со спины. Так и застал их, уже полузасыпанных снегом, муж той хозяйки. Он был мертвецки пьян, но всё равно не потерял остатков совести и пристыдив жену впустил нещастную женщину в дом. В этом доме она прижилась - хозяин часто принимал гостей и ему нужна была помошница по хозяйству. Однако гостили у них особые “гости” - этот староста был самым лютым полицаем и принимал у себя таких же полицаев и “тружеников” айнзацкомманд - так жизнь снова и снова выстраивала сценарии, с лихвой перекрывающие любой художественный вымысел. Между прочим, украинские коллаборационисты “вычищали” тогда не только евреев, но и поляков - по старой памяти о временах, когда были под властью шляхтичей. Но время шло, фронт приближался и вся эта шушера наконец-то откатилась на запад. Тем не менее, когда пришла Красная Армия ситуация не сильно изменилась - Эстер боялась, что власть снова переменится и хозяева сдадут её немцам, поэтому она подрабатывала стиркой у стоявших на постое солдат, но о своём происхождении помалкивала. И только увидев на железнодорожной станции вагоны с пленными немцами она излила на них всю свою ненависть, торжественно объявив им, что они доигрались в мировое господство. Немцы пытались гнать пропагандистскую пургу, завязалась дискуссия... Вдруг ей на плечо легла крепкая рука: “А ну-ка пройдемте!”. Оказывается её заподозрили ни много ни мало в шпионаже (вот так оказывается шпионы осуществляют свои замыслы - посреди железнодорожной платформы, путем громогласной дискуссии с сообщниками). Никакие призывы к здравому смыслу не возымели должного действия - расстрел на месте как шпионки! В какой-то момент в уме подвыпившего “разоблачителя” сработал какой-то рефлекс и он сказал, что знает как проверить, еврейка она или нет. Из соседнего подразделения был вызван капитан Яша ***зон с типичными чертами лица и не менее типичным выговором. Когда он обратился к ней на “мамэ лошн” и она ответила ему без запинки, у капитана Яши выступили слёзы - и это у вояки, прошедшего не один год в топке самой беспощадной войны! Оказывается она была единственной еврейкой, встреченной им за всё время продвижения по территории Западной Украины - все остальные либо эвакуировались (как дед моей жены), либо были методично “вычищены” специалистами с большим опытом и массой добровольных помощников. Расстроганный капитан обматерил придурка, раскрывшего “шпионку” и велел солдатам собрать кто что может из еды для помощи бедной женщине. Потом было много разного - хорошего и не очень, замужество, рождение дяди Хаима, встреча с бывшим мужем, репатриация в Польшу... Как это обычно бывает с тоталитарными режимами, польские власти устроили тогда шумную компанию агитации за возвращение беженцев из разных стран. Когда в 48-м году семья Хаима собралась в Израиль, их квартиру купил украинец-репатриант аж из Южной Америки. И в точности как с современной Россией, действительность немного расходилась с лозунгами и болтовней, так что бедняга “южноамериканец” свихнулся на родине предков и зарубил кого-то из соседей топором. С хозяином-старостой, приютившим её в годы войны, она перед отъездом встретилась и рассказала о своей истинной "личине", но властям не сдала. Правда эффекту от такой "сдачи" было бы - пшик. Например, про всех Львовских коллаборационистов, выдававших немцам евреев, она честно написала заявления "куда надо", но им "за это" практически ничего не сделали. Вот собственно и вся история. Фредди живет в Америке, Хаим - в Израиле, а их героическая мама умерла всего несколько лет назад. Как говорится “да пребудет её душа в раю”...

У Хаима есть масса других историй, в которых фигурируют музыканты, артисты (включая Эдди Рознера!), но эту историю я просто не мог не пересказать.
Subscribe

  • В основном, хорошие новости (рецензии)

    Кино Финч - Finch Фильм не простой по задумке и тем не менее очень удачно воплощённый. Главный герой выступает в роли пост-апокалиптического…

  • Майкрософт, туды их растуды!

    У меня относительно новый рабочий лептоп. Как только получил его, сразу обрадовался - все приложения запускались с невиданной скоростью, система…

  • Десантница!

    Вчера съездили к дочке в часть на празднование окончания курса. На церемонии новобранцы, прошедшие профессиональную подготовку, были торжественно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments